КарНЦ РАН в СМИ

Неосуществленные проекты

"Карелия", 4 февраля 2006 г.

Только что отгремели бои. Страна не оправилась от тягот и лишений военного времени. Люди, казалось, должны были думать о приземленном, о том, как залечить душевные и телесные раны, нанесенные войной. Однако жили не хлебом единым. Заглядывали в светлое далёко. Строили грандиозные планы и тут же, засучив рукава, принимались воплощать их в жизнь. Были среди этих планов, к сожалению, неосуществленные. О некоторых из них пойдет речь ниже.

1946 и 1947 годы останутся в памяти народной как холодные и голодные. До высоких ли устремлений в ту пору было? Как говорится, не до жиру, быть бы живу. Тем не менее, именно в 1946 году в Петрозаводске образуется Карело-финская научно-исследовательская база Академии наук СССР. Позднее, в 1949-м, она преобразуется в Карело-финский филиал АН СССР. Вынашиваются планы строительства в столице республики Дворца науки. Первый же из подобных проектов оказался поистине грандиозным. Над ним работали в Ленинградском отделении ГипроНИИ АН СССР. Творческая группа состояла из архитекторов Е. Тимошкова, В. Гайковича и О. Бруновского. Проект разрабатывался с тщательностью, любовью и верой в то, что труд этот не окажется напрасным.

Комплекс зданий Карело-финского филиала АН СССР выдерживался в том замысле в знаменитом сталинском стиле. По симметричному расположению корпусов, внешнему виду он мог напоминать студенческий комплекс МГУ на Ленинских горах. То же величие, олицетворяющее одержанные и грядущие победы. Те же архитектурные «излишества», которые впоследствии были поруганы и осмеяны.

Фасад главного девятиэтажного лабораторного корпуса проектируемого дворца, обращенный в сторону Онежского озера, состоял как бы из двух частей. Нижняя представляла собой архитектурную форму с колоннадой и фронтоном, увенчанным лепными символами знаний. Особенностью вершинной части фасада являлись восьмигранные кристаллоподобные оконные проемы и вычурный парадный балкон.

Лабораторному корпусу предназначалось быть расположенным на краю естественной террасы. Возвышенное место подчеркивало величественность храма науки. Тот же эффект достигался некоторым «приземлением» боковых институтских корпусов. Парадность, монументальность, «державность» ансамбля подчеркивали широкие многоступенчатые лестницы, ведущие к дворцовому постаменту, каскады искусственного водопада, образованного водами фонтана, ограждения в виде зубцов короны по периметру плоской крыши.

Если бы Дворец науки был построен в том виде, в котором задумывался в начале 50-х, он стал бы, вероятно, красивейшим зданием столицы республики. Средства на его постройку в широких «штанинах» союзного бюджета нашлись. Имеются сведения, что был даже заложен фундамент главного корпуса. Но на этом дело встало. Беда заключалась в том, что проект здания филиала АН СССР разрабатывался в переломную эпоху. Зачинался он в годы жизни Сталина, а на суд общественности вынесен после смерти вождя, в 1954 году. К сталинскому наследию, чего бы оно ни касалось, отношение тогда вдруг резко переменилось. От всего, связанного с именем Сталина, старались отмежеваться. Потому, видно, и был разрушен заложенный фундамент. «Державный» проект здания филиала АН ушел в небытие. Официально он был отклонен из-за архитектурных «излишеств».

Через несколько лет родился новый проект Дворца науки. Над ним работал новый творческий коллектив – архитекторы Тимошков, Стрижевский и Груздев. То, что главным в творческой бригаде был Тимошков, создававший и первый проект, обеспечило преемственность замысла. В результате отказа от «излишеств», академические корпуса оказались ростом пониже. Многим пришлось пожертвовать. Однако композиция, расположение архитектурного ансамбля, создаваемого в новую эпоху, в целом сохранились.

Торжественная закладка первой подушки фундамента главного корпуса Дворца науки была приурочена к Дню мира II (день этот был учрежден когда-то писателем М. Горьким) 27 сентября 1960 года. Много сил и энергии в строительство здания вложил председатель президиума Карельского филиала АН СССР Всеволод Дадыкин. Строительную площадку не раз посещал один из авторов проекта ленинградский архитектор Тимошков. К весне 1962 года стены главного корпуса были возведены, и начались отделочные работы. В 1967 году здание Карельского филиала АН СССР сдано в эксплуатацию.

Со смертью Сталина потерпели фиаско и некоторые другие интересные республиканские проекты послевоенного периода. Легкими, крылатыми представляются формы спроектированного в ту пору здания Беломорской биологической станции, имевшей то же научное назначение. Архитектурный замысел полувековой давности и сегодня выглядит вполне современно. Однако и этот проект постигла та же участь – он был отклонен. И вместо красивого, функционального, без архитектурных излишеств трехэтажного здания биологической станции было построено нечто весьма недолговечное и по виду весьма напоминающее сарай.

Нет повести печальнее на свете, чем повесть о положенных под сукно замечательных проектах.

Сергей Хохлов


Публикации 1996-2011 гг.
Последние изменения: 4 июля 2013