КарНЦ РАН в СМИ

Карельский Стоунхендж

"Карелия", 28 февраля 2004 г.

В заключительной части статьи «Черная археология наступает» («Карелия» от 16 декабря 2003 года) мы обещали поведать читателям газеты о сенсационных археологических открытиях минувшего полевого сезона. Район исследования - Карельский берег (Карельским берегом называют побережье Белого моря от Кеми до границы с Кандалакшей). Это своего рода белое пятно на археологическтих картах. Там в течение трех недель на средства Совета министров северных стран работала совместная карельско-шведская археологическая экспедиция.

Ядро группы исследователей составили археологи Карельского научного центра Надежда Лобанова, Марк Косменко, а также два молодых археолога из Упсалы (Швеция) Маркус Андерссон и Карл-Гесте Ойяла. Организовать экспедицию, наладить быт помогли члены клуба «Люди моря» (руководитель Тарас Тюпко), имеющие большой опыт экспедиционных работ. Весьма пригодился археологам профессиональный фотограф Игорь Георгиевский, который в этих местах уже побывал. (Тем же летом, но чуть раньше, на Карельском берегу к северу от Кеми работала группа биологов и экологов Института леса КНЦ РАН, которые рекомендуют создать здесь охраняемую территорию. Экспедиция составляла обоснование данного проекта).

Район исследований - заболоченная низменность с отдельными скальными выходами в районе острова Сыроватка. Пробраться сюда можно только по воде. По мелководью на небольшой лодке с трудом подойдешь к берегу. Здесь учеными Института леса был разбит исследовательский лагерь. Неподалеку от него фотограф И. Георгиевский (он принимал участие во многих экспедициях, и глаз у него, как говорится, наметан) обнаружил нечто «родное». На скальной поверхности, местами прикрытой почвой и мхом, стояли каменные столбы или стелы, которые называют еще менгирами и иными мудреными словами. Назначение этих древних памятников, которые известны в Скандинавии, Азии, Африке, на Кавказе - неясно. Подобные столбы, например, обнаружены и на Кузовах (беломорском архипелаге). Кузовские менгиры мелкие, всего лишь около полуметра высотой. На них ученые и внимания особого не обращали. А стелы Сыроватки, обложенные для прочности валунами, достигают почти полутораметровой высоты. Подобных сооружений найдено несколько. Одни - хорошо сохранились и стоят вертикально, другие наклонены или же упали.

Понятно, что в район Сыроватки археологи пожаловали по «наводке» Игоря Георгиевского. Ошибочным оказалось первое впечатление, что блоки стел вытесаны человеком. Плиты никто специально не обрабатывал. Они оказались природного происхождения. Неподалеку от стел обнаружена овальная площадка, выложенная из плоских плит меньшего размера. Ее диаметр около трех метров. В специальной литературе есть данные о том, что подобные площадки из плит или валунов, называемые жертвенными, - не редкость в Северной Скандинавии. По их периметру скандинавские археологи находили остатки костей животных, оленьи рога. Предполагается, что в подобных священных местах древние саамы возносили своим божествам молитвы об удаче в промыслах. (Следует заметить, что скандинавы в изучении саамской культуры нас значительно опередили. В Карелии данная тематика почти не разрабатывалась).

После того как были изучены, зафиксированы и сфотографированы мегалитические сооружения Сыроватки, путь археологов лежал на остров Большой Робьяк. Этот остров на самом-то деле невелик - всего метров семьсот в длину. Хотя и скалист, но невысок, и практически гол. В сужении островной части на невысокой ровной площадке обнаружены две огромные стелы. Каждая высотой свыше двух метров. Стоят они прочно, но от времени покосились. Доселе ничего подобного в Карелии учеными не фиксировалось. Посмотрели внимательно - и обнаружили еще несколько каменных столбов, уже упавших. Все они находятся недалеко друг от друга. Там же ряд валунов, покрытых мхом, образуют некий круг. У ученых возникла аналогия с мегалитическим сооружением кельтских друидов Стоунхенджем на Британских островах. Что представляет собой наш, «карельский Стоунхендж», еще предстоит выяснить.

Тот же Георгиевский сделал интересное наблюдение: травянистые растения рядом со стелами Большого Робьяка - так называемые спутники человека. Они любят обогащенную органикой и минеральными веществами почву. Это достаточно надежный признак того, что здесь когда-то могли обитать люди. На северной оконечности острова обнаружены две большие выстланные мхом и дерном ямы из разряда тех, которые находили прежде и в других местах. Предполагается, что древние саамы, которые занимались охотой на морского зверя, могли в таких ямах хранить добычу.

В 2002 году появились сомнения в том, что все эти саамские ямы имеют исключительно хозяйственное предназначение. На небольшом острове под названием Лодейный архипелага Кузова подобных ям, но меньшего размера, обнаружено более тридцати. Если бы в них хранили морскую добычу, то, очевидно, располагались бы они рядом с водой. Но некоторые из ям находятся на самой возвышенной части острова, в их расположении чувствуется некая упорядоченность… Не исключено, полагает археолог Н. Лобанова, что они могли являться культовыми объектами.

Далее экспедиция побывала на островке Бережные Лехлуды (рядом с большим Оленьим островом). Здесь в 1995 году туристами, руководимыми Тарасом Тюпко, обнаружен могильник. Мальчик-подросток обратил внимание на кучи камней. Стал их разгребать и наткнулся на череп. О возрасте захоронения можно строить догадки. По мнению ученых, в подобных условиях кости могут сохраняться семьсот и более лет. Чтобы сказать точнее, требуются особые исследования.

Каменных куч на острове найдено несколько. Человеческие кости при поверхностном обследовании обнаружены пока в трех из них. В задачу экспедиции 2004 года будет входить раскопка нескольких погребений. Поскольку могильников совсем немного, возникло предположение, что древние саамы могли хоронить на острове не обычных людей, а знатных персон племени, возможно, шаманов или вождей. До сей поры саамских захоронений в Карелии не находили. Если подтвердится догадка о происхождении могильников, то это весьма важное открытие. Аналогичного характера могильник найден в дальнейшем в на материковой части у Сонручья.

В задачу экспедиции не входило детальное обследование обнаруженных памятников. Производилась лишь разведка, беглая, выборочная. Определялись наиболее перспективные для дальнейших исследований объекты. Эти исследования будут проводиться в рамках нового международного проекта: «Историко-культурное наследие Беломорской Карелии». Проект ждет одобрения партнеров и поддержки из фонда Совета министров северных стран.

А в общем, все побережье Беломорской Карелии - от Нюхчи до Чупинского залива - сегодня под пристальным вниманием археологов. Ученые отмечают хорошую сохранность древних памятников. «Поморское население как будто более серьезное и ответственное, чем в южной части Карелии, - отмечает Надежда Лобанова, - местные люди не станут попусту изничтожать памятники и сооружения, или что-то умышленно портить или жечь. То, что здесь когда-то построено или создано, стоит столетиями».

Последняя точка прошлогоднего исследовательского маршрута - Соностров. Здесь удивительно красивая местность: глубоко врезающиеся в высокий скалистый материковый берег заливы, песчаные дюны, порожистые реки. Говорят, что эти места больше напоминают Норвегию, чем Карелию.

Шведы, входившие в состав экспедиции, устали спрашивать: где же тут населенные пункты? До сей поры - полное безлюдье. И вдруг за Соностровом в диком краю на небольшом островке - маленькие, но приличные коттеджи, в которых имеется газ, электричество, водопровод. Люди живут здесь круглый год. Занимаются выращиванием мидий (норма - полторы тонны в месяц). Археологи, долгое время не встречавшие никого, кроме тюленей и белух, были приятно удивлены и по достоинству оценили блага цивилизации. У экспедиции как раз заканчивался газ - и ученым был продан драгоценный баллон.

В материковой части у обжитого острова - чудесный сосновый бор, который археологи назвали прозрачным. Лес в этих местах вырубался очень и очень давно, вывозили его на лошадях, а не тракторами, а, следовательно, древние памятники, если таковые имелись, должны были остаться неповрежденными. И вот на древней террасе недалеко от деревеньки Соностров на высоте 12-15 метров над уровнем моря обнаружено около двадцати впадин, происхождение которых определено без труда. Здесь находились жилища, характерные для эпохи раннего металла. То есть таковым примерно по четыре тысячи лет. Археологи почитают за счастье, когда найдут две-три подобные жилищные впадины, а тут - двадцать!

В районе одной из впадин заложили разведочный шурф. И сразу уперлись в некое сооружение. Шурф расширили и обнаружили каменный очаг, причем очень необычный, двухкамерный. Аналогов этому в Карелии не существует. И эта заключительная находка и последние экспедиционные впечатления затмили все, найденное и увиденное прежде. Предстоящим летом здесь также высадится археологический десант.

Сергей Хохлов


Публикации 1996-2011 гг.
Последние изменения: 28 января 2016