КарНЦ РАН в СМИ

Кому в лесу жить хорошо

"Карелия", № 57 от 25 июля 2013

Высоко сижу, далеко гляжу... (фото К. Тирронена)
Высоко сижу, далеко гляжу... (фото К. Тирронена)
Завершилась комплексная экспедиция сотрудников Института биологии Карельского научного центра РАН, исследовавших труднодоступные участки тайги в Муезерском, Калевальском и Костомукшском районах. Одна из целей экспедиции – изучить современное состояние популяций охотничьих животных. Другая составляющая проекта, направленного на содействие социально экономическому развитию территорий, входящих в состав Зеленого пояса Фенноскандии, – изучение потенциальных возможностей для развития туризма. Проект «Интеллектуальное управление природными ресурсами Зеленого пояса Фенноскандии» осуществляется в рамках программы приграничного сотрудничества, а финансируется из средств Европейского Союза, Российской Федерации и Финляндии. В нем принимают участие и другие институты Карельского научного центра РАН.

Пролагая сеть таежных маршрутов, ученые фиксировали следы жизнедеятельности многих охотничьих животных и птиц.

Отмечено, в частности, что подлинным хозяином здешних мест является медведь. Всего в Карелии, как полагают ученые, обитает до трех тысяч представителей семейства топтыгиных. В районе озера Тулос в Муезерском районе на тысячу гектаров леса приходится примерно по одной медвежьей особи. В смежных областях Зеленого пояса в Финляндии плотность расселения медведей значительно ниже.

По словам специализирующегося на медведях участника экспедиции кандидата биологических наук Константина Тирронена, медведь в Карелии чувствует сегодня себя весьма вольготно. Не существует предпосылок опасаться за его судьбу. На одной из фотографий, сделанных ученым, медвежий след идет вдоль границы по отпечаткам подошв сапог пограничников. Другой кадр фиксирует медведя «в дозоре» – забравшегося на ствол дерева. Надо полагать, граница на этом участке дополнительно защищена.

Не все коренные обитатели таежной зоны благоденствуют подобно медведям. Все дальше на север отодвигается граница распространения северного оленя. В Муезерском районе эти животные встречаются с каждым годом реже, хотя здесь прекрасные мхи, основа оленьего пропитания. Однако ягельники вдоль побережий озер, на открытых участках болот здесь остаются практически нетронутыми. Олени уходят. Почему? Ученые ссылаются на «фактор тревожности», который с каждым годом возрастает.

Когда-то в районе Кумского водохранилища (бассейн озера Пяозеро) наблюдались крупные стада оленей…

– Прошлой зимой мы были в этом районе в экспедиции, – рассказывает Константин Тирронен. – Обратили внимание, что вся снежная гладь там изрезана снегоходными трассами. Кто-то приезжает рыбу половить, кто-то дурака повалять, покататься, а кто и с конкретной целью – пострелять…

В общем, с развитием технической оснащенности туристов, охотников, браконьеров животным все труднее найти спокойные и безопасные для обитания места. Вот почему пугливый северный олень уходит вглубь тайги, избегает открытых участков.

Идея организации в республике сети специальных видовых заказников с запретом охоты на тех или иных животных будет обсуждаться на конференции «Зеленый пояс Фенноскандии», которая пройдет в октябре на базе Карельского научного центра РАН. Эта конференция включена в утвержденный Правительством РФ план основных мероприятий по проведению Года охраны окружающей среды.

Что касается других охотничьих животных и птиц – многим, судя по снижающейся численности, живется не слишком привольно. Падает численность глухарей, тетеревов, рябчиков, белой куропатки. Реже встречаются волки, рыси. На всю республику – сто пятьдесят особей росомахи. Почти катастрофически сократилась численность зайца…

Интернет пестрит объявлениями об организации охоты в Карелии на волков, лосей, медведей… Технически оснащенное браконьерство дает немало поводов для беспокойства за судьбу популяций диких животных. Хотя, как полагают ученые, органы, осуществляющие контроль в этой сфере (охотуправление, минсельхоз), работают сегодня эффективнее, чем лет десять-пятнадцать назад.

Кстати не все охотничьи животные нуждаются в охране. Особенно это касается не в меру расплодившихся пришельцев – прежде не встречавшихся у нас кабанов, бобров… Все чаще в карельских лесах можно видеть косуль. В последнее десятилетие выросла численность лосей.

Некоторые из процессов сокращения или увеличения поголовья диких животных могут быть объяснены так называемыми «волнами жизни» (цикличностью многих природных процессов). По итогам экспедиции ученые, возможно, дадут объяснение и не связанным с этими волнами процессам. Кроме того, от них ожидают обоснования охраны тех или иных видов диких животных, а также путей развития инфраструктуры экологического туризма.

В этой связи особый интерес заслуживает опыт соседей, где существуют специально оборудованные места, откуда туристы могут наблюдать за жизнью диких животных. Медведей, например, в такие места привлекают подкормкой (для чего, например, могут пригодиться отходы рыбного производства). Здесь люди, находясь на безопасном расстоянии в специальных постройках, могут ощутить себя частью дикой природы. Вероятно, и медведям любопытно поглазеть на двуногих.

Сергей Хохлов


Публикации 2013 г.
Последние изменения: 2 октября 2013