КарНЦ РАН в СМИ

В лесу с охотой ("Карелия" №120 от 22 декабря 2015)

"Карелия", №120 от 22 декабря 2015 г.

профессор Петр Данилов
профессор Петр Данилов
«Погода в лесном доме» – так назывался материал в газете «Карелия» (от 23 января 2014 г.), посвященный состоянию родов и видов охотничьих животных, обитающих в лесах нашей республики. С момента публикации прошло без малого два года. Какие изменения произошли с той поры в царстве зверей и птиц, являющихся объектами охоты? Петр Данилов, доктор биологических наук, заведующий лабораторией зоологии Института биологии Карельского научного центра РАН всегда держит руку на пульсе живой природы.

«Погода в лесном доме», по словам ученого, на сегодняшний день относительно благоприятная. Окончательно восстановилась популяция зайца-беляка, численность которого в начале века неожиданно и резко пошла на убыль. Сегодня заяц встречается повсеместно и в обычном для вида количестве. Одновременно с зайцем восстанавливается зависимая от него популяция рыси. Однако до пика, который отмечался в 70-80-е годы, когда в Карелии было 800-850 особей хищника, еще далеко. Область распространения рыси – южная и центральная Карелия. На севере республики ее, как и зайца, встретишь нечасто.

Относительное благополучие, как и два года назад, – в семействе Михайло Потапыча Топтыгина. Следы зверя-символа Единой России встречаются повсеместно, подчас даже в городской черте. Так, медведи облюбовали окрестности столицы Карелии – район Пиньгубы, Ботанического сада. Встречаются в районе озер Лососинного и Машезера. Ведут себя, если не считать набегов на дачные участки, весьма миролюбиво. Несмотря на относительно позднее начало зимы, мишки уже успели дружно заснуть. Следов бродячих зверей не замечено.

Увеличивается в республике поголовье росомахи. Было время, когда этих зверей в республике оставалось не больше сотни. Сейчас – приближается к двумстам. Восстанавливается и область распространения росомахи, расширяясь к югу. Ее следы сегодня регулярно встречаются в Пряжинском, Сортавальском районах. Зверь очень осторожный, на глаза человеку показывается редко.

Численность волков за два года практически не изменилась – 350 особей на всю Карелию. Поскольку основной объект рациона волков – лоси, а этих парнокопытных с каждым годом становится больше, то можно предположить, что это повлияет на прибавку в семействах хищников. У лося, кстати, несмотря на большую силу мышц и величественность осанки, врагов в лесу немало. Если не считать человека с ружьем, это и волк, и медведь.

Серьезные опасения за судьбу вида вызывает лесной северный олень. По итогам учета поголовья с использованием средств малой авиации (учет велся сотрудниками Института биологии совместно с финскими коллегами), численность оленей в Карелии к настоящему времени сократилась примерно до 2300-2400 особей. Такой низкой она не была даже в самые неблагополучные годы. При этом южная граница распространения вида отступила дальше на север. Основная причина сокращения поголовья оленей, по мнению Петра Данилова, – браконьерство и дикий туризм, особенно с использованием снегоходов. Преследование оленей на снегоходах даже с невинной целью посмотреть на животных поближе, сделать фото – не столь безобидно. Олени бегают быстро, но долго бежать быстро не могут. Животных можно легко загнать. Иные не выдерживают гоньбы и погибают. Это своего рода неумышленное браконьерство. Существует и умышленное – с использованием огнестрельного оружия. С ростом технической оснащенности туристско-браконьерские маршруты, дикие и организованные, пролегают теперь повсюду.

Не найти оленям покоя от туристов и в летний период. Раньше животные находили спасение от кровососущих насекомых на островах. На больших озерах северной Карелии, таких как Топозеро, Пяозеро, островов множество. Однако все более или менее удобные места для выходов животных на островные берега бывают заняты туристами, рыбаками, палатками… Многие «любители природы» самовольно рубят лес и капитально обживают дикие места, возводя бревенчатые строения. У многих – бензопилы, генераторы, электрическое освещение… Естественно, олени покидают беспокойные острова.

Еще одна беда от посещений туристов – свалки мусора, которые на берегах озер возникают теперь повсеместно, даже в самых глухих и заповедных уголках. От неорганизованных туристов не слишком отстают дачники – любая «отворотка» с трассы, с асфальта в лес начинается со свалки, с дачного мусора. Систематической борьбы с этим пугающим явлением не видно. Вывешиванием табличек с надписью «Свалка мусора запрещена» и одноразовыми экологическими акциями дела не поправишь.

Тревогу вызывает «погода» в семействе одного из представителей тетеревиных – рябчика. Два года назад состояние популяции оценивалось как стабильное. И вот случилось что-то непонятное – в Карелии, в Архангельской, Тверской областях – численность рябчика сократилась катастрофически. Безусловно, для рябчика, как и для многих видов, свойственны периодические колебания численности, однако не в таких масштабах, когда поголовье птиц сокращается на порядок. Очевидных причин резкого снижения численности рябчика, по словам Петра Данилова, назвать невозможно.

Заметно уменьшилось с начала 70-х годов поголовье тетеревов. С той поры невысокая, но стабильная численность птиц сохраняется в лесной зоне на огромной территории – от Западной Европы до Урала. Если с тетеревами и рябчиками в лесах Карелии не все благополучно, с глухарями, самыми крупными представителями подсемейства тетеревиных, ситуация более или менее стабильная.

Неплохо в лесах Карелии живется норке, кунице, ондатре, белке. Редкий охотник занимается в наше время пушным промыслом. В процесс регулирования численности пушного зверя человек сегодня практически не вмешивается. К слову, в парках Петрозаводска, в частности в центре города у Вечного огня, а также у бывшей архиерейской дачи в районе улицы Повенецкой, замечена белка-летяга. Образ жизни белки-летяги ночной, и наблюдать ее можно, в основном, в сумерки.

Еще один известный представитель пушной фауны – бобр. Идея вернуть исчезнувшего еще в 19 веке зверя в наши леса получила всестороннее развитие и поддержку. Сегодня бобра в Карелии больше, чем когда бы то ни было. На юге республики хозяйничает европейский бобр, на севере – канадский теснит европейского. Бобр занял практически все пригодные для него места обитания. Довольно часто он становится нежелательным элементом – поднимает уровень воды, затапливает леса, луга, дороги… Бобр сегодня мало интересует охотников. Стреляют его больше ради мяса, нежели из-за шкур.

Кабан когда-то встречался и размножался до уровня Медвежьегорска. Держался вокруг сельскохозяйственных угодий, полей с овсом, горохом, картофелем (на картофельных полях кабанов, впрочем, больше интересовали дождевые черви, нежели клубни). Сегодня, когда бывшие поля зарастают травой и кустарником, кабаны покидают обжитые ими территории, оставаясь лишь там, где их кормят. А подкармливают их в богатых охотничьих хозяйствах. Таковые, например, имеются в Лахденпохском, Сортавальском районах.
Причины изменения численности охотничьих животных неодинаковы, хотя к большинству случаев причастен человек. Уменьшение поголовья любого вида, тем более его исчезновение, приводит к существенным, нежелательным, подчас необратимым изменениям в структуре биоценоза, нарушению хрупкого равновесия в природе. Остается заметить, что территориальный принцип регулирования численности промысловых животных с учетом рекомендаций научных организаций очень важен с точки зрения лесного хозяйства.

Сергей Хохлов


Публикации 2015 г.
Последние изменения: 31 мая 2016