КарНЦ РАН в СМИ

Вотчина Вира

"Карелия" №15 от 28 февраля 2013 г.

Нина Зайцева
Нина Зайцева
В 2012 году Карелия стала родиной нового эпоса. Вслед за карело-финской «Калевалой» и русским былинным эпосом (большая часть былин киевского цикла была записана именно на территории Олонецкой губернии) в нашем краю родился еще один. Автора вепсского эпоса «Вирантанас», заведующую сектором языкознания Института языка, литературы и истории Карельского научного центра РАН доктора филологических наук Нину Зайцеву, по совокупности научных и литературных трудов можно, наверное, назвать патриархом вепсской национальной литературы.

«Вепсский Лённрот».

Вепсская письменность, литература на вепсском языке, вепсская поэзия – все это рождается на наших глазах во многом благодаря энтузиазму Нины Зайцевой. Ей принадлежит перевод на вепсский язык большого количества художественных и поэтических произведений, Евангелия, Детской Библии, Псалтыри, эпоса «Калевала». Она является автором многих учебных пособий и нескольких изданий словарей вепсского языка.
Работая над созданием вепсского эпоса, Нина Григорьевна, вероятно, не раз задавалась вопросом, для чего она это делает. По ее словам, она сама не очень-то верит, что можно возродить такой малочисленный народ как вепсы. «Просто хотелось сделать что-то такое, чтобы в будущих поколениях об этом народе больше помнили, – говорит Нина Григорьевна. – Русская пословица говорит: что написано пером – не вырубишь топором. Для того и старалась – чтобы потом не вырубить…»

Рождение эпоса
С 1992 года раз в десять лет культурный фонд «Юминкеко» (Кухмо, Финляндия), совместно с карельским Обществом вепсской культуры проводит Год вепсской культуры. Руководитель фонда писатель Маркку Ниеминен настраивает вепсских партнеров на то, чтобы каждый такой год был ознаменован каким-то ярким событием. Потому не случайно к 2002 году Нина Зайцева спешила с переводом на вепсский язык эпоса «Калевала».
– Идею создать вепсский эпос зародил во мне в 2002 году Маркку Ниеминен, – рассказывает Нина Григорьевна, – не все же только переводами заниматься…
Создание вепсского эпоса – это была задача на десятилетие. Нина Зайцева принялась за работу не сразу. Как она говорит, «я должна была произведение выносить». Лишь когда все было продумано, принялась за работу, которая продолжалась два года. Писала обычно вечерами. Идеи приходили неожиданно в любое время суток, часто ночью. Чтобы их не упустить, у Нины Григорьевны были всегда наготове бумага и ручка.
– Я так же стихи пишу, – делится она секретами своего творчества, – неожиданно рождается строка, а потом из нее – целое стихотворение.
Эпос рождался из разрозненных источников, включая даже какие-то детские впечатления. Каждое действие Нина Зайцева пропускала через себя – могло ли с ней произойти подобное?

Три источника
Так случилось, что в период обдумывания будущего эпического произведения Нина Зайцева совместно с преподавателем вепсского языка Петрозаводского государственного университета Ольгой Жуковой работала над сборником вепсских причитаний «Обернись-ка милой кукушечкой».
Изустный жанр причитаний очень древний. Был он также у карелов и русских. К причитаниям прибегали не только в печали (в случаях вечной или временной разлуки), но также в радости. Существовали, например, свадебные причитания. Считалось, чем больше невеста прольет слез перед замужеством, тем счастливее сложится судьба после свадьбы.
Работая над сборником, Нина Зайцева поняла, что вепсские причитания вполне могут лечь в основу будущего эпоса – в этом богатстве, хранящемся в архивах, – бездна содержания.
Другим источником вдохновения Нины Григорьевны стал труд Владимира Пименова «Вепсы: Очерк этнической истории и генезиса культуры», изданный в 1965 году. В книге известного российского этнографа и этнолога приводятся и легенды вепсов, так называемые чудские предания.
Поскольку важнейшим источником формирования эпоса являются мифические сказания, народные обычаи и обряды, Нина Зайцева не могла обойти вниманием труды заведующей сектором этнологии ИЯЛИ КарНЦ РАН Ирины Винокуровой. В какой-то степени использовались и другие источники. Пригодились также собственные наблюдения о жизни вепсского народа.

Герои эпоса
Название эпоса – «Вирантанас» – Нина Зайцева переводит как «вотчину Вира», или «место, которое обжил Вир» (Вир – мужское вепсское имя).
Нина Зайцева родом из глубинки в Вологодской области. Родилась в вепсской семье в древнем вепсском поселении Войлахта Бабаевского района Вологодской области. Там такие глухие места и так много болот, рассказывает Нина Григорьевна, что население с другой культурой туда почти не просачивалось, потому и не оказало заметного влияния на вепсскую самобытность. Одна из куста деревень, объединенных названием Войлахта, называется Вирино, по-вепсски – Вирантанас. Этот край девственных лесов, прозрачных озер и сказочных духов, по задумке Нины Зайцевой, и стал обживать Вир, как бы прародитель многих ныне живущих вепсов.
Прообразом Вира стал охотник Мартьянов, который жил когда-то в Шимозерье (это большой куст деревень на Вепсской возвышенности к югу от Онежского озера). У шимозерцев сохранилось предание, что в 17 веке слава об охотнике Мартьянове, в одиночку с ножом ходившем на матерого медведя, распространилась чуть ли не по всей Руси. Дошла молва об охотнике и до одного московского князя, который ради потехи решил познакомиться с ним. Князь едет в вепсские леса, и там они вместе с охотником идут на медведя. При этом выясняется, что Мартьянов, отбывая некогда воинскую повинность, был однажды подвергнут несправедливому наказанию, и князь к той несправедливости был причастен. Потому князь опасался, что Мартьянов может в отместку убить его на охоте. К счастью, прославленный охотник не был мстительным.
Нина Зайцева развивает предание – легенда об охотнике получает продолжение. Когда-то у Вира (Мартьянова) тяжело заболела мать, и любящий муж стал искать лекаря. Он отправился к саамским знахарям и привел к умирающей старого шамана, которого сопровождала девочка. Эта девочка была сиротой (ее родители по радуге ушли на небо). Так в повествовании появляется Айра, представительница племени саамов, ставшая впоследствии женой Вира (у вепсов и саамов было немало общего, и это не могло не получить отражение в повествовании).
Помимо Вира, носителями вепсской культуры в эпосе выступают сестра его матери Анни, а также дочь Вира – Таля (по вепсски – Талёй, это и сокращение от русского имени Наталья). Когда князь увидел Талю, он влюбился в нее, и повествование заканчивается их свадьбой. Нина Зайцева говорит, что, развивая эту сюжетную линию, она хотела покрепче связать русских и вепсов, поскольку они всегда жили рядом и их многое связывало.
«Вирантанас» состоит из четырех легенд, написанных в стихотворной форме и объединенных сквозной легендой о Вире. Весьма заметна в произведении фигура автора, который активно вмешивается в сюжет, иной раз комментируя повествование, иногда наставляя читателя.

По законам любви
Так создавался «Вирантанас». Благодаря Ирине Сотниковой, которая работает в газете «Кодима» и хорошо рисует, в том же 2012 году родился детский вариант вепсского эпоса.
– Говорят что это не эпос, а эпическая поэма, – делится отзывом о своем творении Нина Зайцева. – Я не стану возражать против этого. Пусть это будет эпическая поэма. Для меня главным было донести до людей мифологию и философию древних сказаний… В поэме рефреном проходит тема, повторяющаяся и в других вепсских источниках – в лесу каждое дерево, каждая травинка слышит и видит. Чтобы понять и ощутить это, самому нужно быть тише воды и ниже травы. Вепсы большие почитатели природы, которую они, живя в лесу, обожествляли и старались не обидеть.
– Завершается произведение словами, – продолжает Нина Григорьевна, – где я, обращаясь к вепсам, говорю: не забывайте свой язык, читайте, говорите на нем, услышьте гармонию слова! Видите, как много сведений о своем прошлом сохранили наши предки в своих сказаниях, в своей памяти.
2013 год объявлен в Финляндии годом эпосов, и Нина Зайцева надеется, что при поддержке фонда «Юминкеко», развивающего эпические проекты, ее произведение будет переведено на русский и финский языки. Русский вариант, судя по всему, будет принадлежать перу поэта Олега Мошникова. Нина Зайцева уже делает для него подстрочный перевод эпического текста. Маркку Ниеминен обещал издать финскую версию вепсского эпоса. Находятся желающие сделать на основе созданного произведения театральную постановку.
Счастливое, прямо скажем, продолжение у недавно написанной эпической поэмы. А что написано пером, того, как любит повторять Нина Григорьевна, не вырубишь топором. Она вспоминает, как на вопрос в одной из телепередач, на каких носителях надежнее хранить информацию, специалист в области компьютерных технологий, улыбнувшись, ответил: «На бумажных». Все электроника мира может однажды отказать. Такое возможно при мощных вспышках на солнце. С книгами при этом ничего не случится – они останутся.

Сергей Хохлов


Публикации 2013 г.
Последние изменения: 4 июля 2013