КарНЦ РАН в СМИ

Петроглифы взывают о спасении

"Карелия", №56 от 2 августа 2012 г.

"Бес" в панике? (Фото Игоря Георгиевского)
"Бес" в панике? (Фото Игоря Георгиевского)
На мысе Кладовец на восточном берегу Онежского озера – начало археологического сезона. Раскопки проводятся на десяти обнаруженных в прежние годы стоянках древнего человека и одном могильнике (группе погребений). Руководит работами опытный археолог старший научный сотрудник сектора археологии Института языка, литературы и истории Карельского научного центра РАН Надежда Лобанова.

Проект Надежды Лобановой «Проведение спасательных археологических работ на территории ландшафтного заказника «Муромский» в районе расположения Онежских петроглифов» победил в конкурсе, объявленном в рамках федеральной целевой программы «Культура России». К слову, впервые средства программы выделены на проведение археологических изысканий.

Пример современной наскальной "живописи" в районе северной группы петроглифов Бесова носа (фото Игоря Георгиевского)
Пример современной наскальной "живописи" в районе северной группы петроглифов Бесова носа (фото Игоря Георгиевского)
Скально-дюнный мыс Кладовец расположен у устья реки Черной примерно в километре к югу от всемирно известного мыса Бесов нос. Всего в районе Кладовца обнаружено двенадцать поселений древнего человека, наиболее ранние из которых относятся к эпохе мезолита. 6-8 тысяч лет назад, когда здесь селились люди, климатические условия были другими. Среднегодовая температура воздуха была на несколько градусов выше, чем в наши дни, а в лесах росли дубы, буки, вязы, липы. Реликтовые липовые рощи и отдельные деревья встречаются в лесах Карелии поныне. Впрочем, в эпоху мезолита в районе мыса Кладовец, судя по всему, рощ не существовало. Встречались отдельные деревья, но главной чертой местности были дюны и голые скалы.

Молодой археолог аспирант Татьяна Хорошун
Молодой археолог аспирант Татьяна Хорошун
Первые находки сезона, относящиеся примерно к шестому тысячелетию до нашей эры, сделаны при раскопках поселения Кладовец-7, расположенном на защищенном от ветра песчаном береговом участке. Это отщепы (осколки, отбитые от куска кремня при изготовлении орудий труда), кремневая ножевидная пластина, остатки трапезы древнего человека – фрагменты костей животных, рыбьи позвонки.

В названии проекта археологических изысканий присутствует слово «спасательные». Но куда торопимся, почему нужно срочно спасать и исследовать то, что благополучно пережило тысячелетия?

Ветровал в месте раскопок
Ветровал в месте раскопок
Как выяснилось, сохранности археологических памятников угрожают два обстоятельства. Первое – ураган, пронесшийся здесь 10 августа 2010 года. Надежда Лобанова, находившаяся в тот день в эпицентре стихии, рассказывает о чудовищном вихре, разметавшем археологический лагерь, выворотившем с корнями тысячи деревьев, росших, в том числе, на месте древних стоянок. Неубранный поныне ветровал напоминает местность в районе падения Тунгусского метеорита. ГУП «Леса Карелии» получило в 2012 году задание убрать на восточном берегу Онеги 40 тысяч кубических метров поваленных ветром деревьев,
Руководитель экспедиции Надежда Лобанова за просветительской деятельностью
Руководитель экспедиции Надежда Лобанова за просветительской деятельностью
однако работы до сей поры не начались.

Другим фактором, неблагоприятно влияющим на сохранность памятников древней культуры, является активизировавшийся в последние годы дикий туризм. Зачастую на месте первобытных стоянок ставятся палатки, разжигаются костры. Мусор «сознательные» туристы зарывают в землю, несознательные его просто оставляют или раскидывают. Учитывая, что культурный слой почвы здесь весьма тонок, можно предположить, что многие памятники древней культуры безвозвратно утрачены.

Любопытная находка
Любопытная находка
Вдобавок, с началом XXI века на петроглифы повадились наведываться «джиперы», любители экстремального автотуризма. Мыс Бесов нос стал своего рода Меккой для владельцев внедорожников – каждый считает своим долгом посетить эти места, испытать в условиях крайнего бездорожья себя и свою чудо-технику. В иные дни на дюнах в районе петроглифов насчитывают десятки джипов одновременно, а порой их замечают непосредственно на скалах Бесова носа, хотя это категорически запрещено. Здесь не в диковинку как следы кострищ и пиршеств современных «дикарей», так и выдолбленные ими на скалах надписи или рисунки.

Рукотворные предметы, найденные в районе мыса Кладовец
Рукотворные предметы, найденные в районе мыса Кладовец
Одним из первых наиболее близкий к древним петроглифам автограф оставил, выдолбив в камне свои имя и фамилию, некий Баранов Саша. Позаботился он и о том, чтобы потомки не забыли, что родился он в 1933 году. Неизвестно, дожил до сего дня Баранов Саша или нет, но представляется, что и спустя тысячелетие, посещая петроглифы, потомки будут поминать его не самым добрым словом. Листы древней каменной книги, исписанные вандалами, уже не воспринимаются как картины из прошлого.

Дикарской стороне жизни заказника «Муромский» будет посвящен отдельный материал в одном из ближайших газетных номеров. Вернемся к археологии. Законно желание сохранить то, что еще возможно, добавив к знаниям о создателях петроглифов еще толику. Впрочем, на мысе Кладовец возможны и сенсационные находки и открытия. Возможно к середине августа, когда палаточный лагерь археологов будет сворачиваться, мы о них узнаем.

Сергей Хохлов


Публикации 2012 г.
Последние изменения: 4 июля 2013