КарНЦ РАН в СМИ

Карелия не Клондайк, но к этому стремится (Карельская сокровищница)

"Карелия", №35 от 17 мая 2012 г.

Старатель с лотком
Старатель с лотком
О том, что Карелия – перспективная с точки зрения разработки месторождений благородных металлов территория, говорят давно. Однако реальная добыча золота и платины в республике не ведется. Этой теме был посвящен научный доклад кандидатов геолого-минералогических наук Василия Иващенко и Анатолия Голубева «Золото и платина Карелии», заслушанный 26 апреля на Президиуме Карельского научного центра РАН.

В водной части доклад изобиловал цифрами. За всю историю человечества добыто 160-170 тысяч тонн золота. Мировые разведанные запасы этого металла превышают 100 тысяч тонн, из них 90% сосредоточено в семи странах. Россия находится на третьем месте в этом списке после ЮАР и США. Современное мировое производство золота составляет 2800 тонн, потребление – около 3000 тонн в год. По добыче на первом месте в настоящее время находится Китай. Россия – на пятом месте. Прогнозные ресурсы золота России составляют 22 тысяч тонн. До 80% разведанных запасов находится в месторождениях Сибири и Дальнего Востока. В Карелии около двухсот золоторудных объектов.

Хотя платина по цене почти сравнялась с золотом, этого металла в мире добывается значительно меньше – около 30-40 тонн в год. Главными мировыми добытчиками являются ЮАР и Россия. Балансовые запасы металлов платиновой группы в России оцениваются в 15 тысяч тонн. 95% разведанных запасов сосредоточены в комплексах медно-никелевых руд Норильско-Хараелахской металлогенической зоны, где ведет свою деятельность горно-металлургическая компания «Норильский никель».

Кроме разведанных запасов, существуют также прогнозные ресурсы. Около 20 процентов прогнозных ресурсов металлов платиновой группы в России приходится на карельско-кольский регион. Предполагается, что недра Карелии содержат около двух тысяч тонн платиноидов (платины, палладия, родия и др.), которые сосредоточены в месторождениях комплексных руд. Так, в Пудожгорском и Койкарском месторождениях платиноиды содержатся в составе ванадий-титан-железных руд, в заонежских месторождениях помимо платины в породе есть уран и ванадий. Наибольшие прогнозные ресурсы платиноидов приходятся на Бураковскую интрузию в Пудожском районе и на отдельные геологические проявления в Лоухском районе. Содержание металлов платиновой группы здесь – от десятых долей до семи граммов на тонну. Для сравнения, месторождения норильской группы имеют среднее содержание платиноидов – 3,2 грамма на тонну.

– С чем связано, что реальная добыча золота и платиноидов в Карели не идет? – такой вопрос задал докладчику Председатель Карельского научного центра РАН Александр Титов

Причин тому названо несколько. Во-первых, экономические условия у нас не вполне благоприятны. Так, например, пять основных некрупных месторождений золота, которыми мы располагаем, при организации экономики по финскому варианту давно бы пошли в разработку. Во-вторых, инвесторы, которые до сей поры проявляли интерес к благороднометалльным объектам на территории Карелии, зачастую задавались целью извлечения сиюминутных выгод. Некоторые покупали лицензию и, не приступая к разработке, перепродавали ее, получая при этом существенный доход…

– Наступило время, когда к нам стали приходить серьезные инвесторы, – поделился с ученым сообществом своей надеждой Василий Иващенко. – В прошлом году лицензию на доизучение, доразведку и последующую разработку месторождения Педролампи (южнее деревни Мяндусельга) приобрело ОАО «Полиметалл», третье по значимости золотодобывающее предприятие России. На продолжении главного золоторудного пояса Финляндии в районе коммуны Иломанси лицензию на разработку карельской части месторождения приобрела компания «Аврора-менеджмент»…

Весьма перспективны Пудожгорское, Койкарско-Святнаволокское, Аганозерское комплексные месторождения. Титан, ванадий, хром, железо, которые составляют там основу породы, наряду с платиной представляют немалую ценность. Вскрышные породы пудожгорского месторождения могли бы использоваться для производства высококачественного щебня. Рассказывая о достоинствах каждого из этих месторождений, Василий Иващенко поделился своими опасениями, что интерес к ним может ослабнуть, поскольку подобные залежи на территории России (например, в Забайкалье, на Кольском полуострове) имеются и активно продвигаются.

Тормозится добыча хромитовых руд Бураковско-Аганозерского массива. По замыслам Министерства природных ресурсов и экологии РФ, начало разработки Аганозерского месторождения планировалось на 2010 год. Однако сегодня работы там приостановлены. Одновременно на Урале близится к вводу несколько более мелких месторождений хромитов, и процесс освоения нашего месторождения может еще более затормозиться. И это притом, что ресурсный потенциал Карелии по хромитам составляет около пятидесяти процентов от общероссийского, а хромовые руды страна вынуждена импортировать. Чтобы процесс освоения Аганозерского месторождения (и ему подобных) сдвинулся с места, очевидно необходимо комплексное взаимодействие Правительства республики с Министерством природных ресурсов и экологии РФ, а также геологами-производственниками и учеными.

По мнению докладчика, все в экономике нашей республики должно гармонично сочетаться – и развитие лесного комплекса, и туризм, и разработка месторождений… Так к примеру, обстоит дело в соседней Финляндии, где ни одно из указанных направлений не приобретает преувеличенного значения. Сейчас в Финляндии, сходной с Карелией в геологическом отношении, разрабатываются три золоторудных месторождения. Самое крупное – Суурикуусико – дает примерно 5 тонн золота в год. Возвращаются к жизни ранее законсервированные месторождения Лапландии, которые прежде разрабатывались открытым способом. Помимо промышленной добычи, в Финляндии научились получать доход от туризма, связанного с шлиховым мытьем золота. Турист может получить лицензию и попытаться намыть несколько крупинок золота. Впрочем, кому-то может и повезти – известны случаи обнаружения самородков весом в десятки и даже сотни граммов, что может существенным образом пополнить коммунальную казну.

Хотя в целом для Карелии характерно большое число проявлений золота при ограниченном распространении мелких месторождений и отсутствии крупных золоторудных объектов, отдельные месторождения, такие как Бураковское или Пудожгорское, сопоставимы с финскими. В Бураковском пласте прогнозные ресурсы металлов платиновой группы и золота по разным оценкам от 600 до 2000 тонн. К достоинствам данных месторождений можно отнести также то, что они практически не содержат вредных примесей в отличие, скажем, от Падминских залежей руд.

– Зная, как ведутся разработки месторождения в Костомукше, не существует ли опасения, что при освоении Пудожгорского месторождения, которое примыкает к озеру, будет нарушена местная экосистема? – такой вопрос докладчикам задал заместитель Председателя Карельского научного центра Александр Крышень.

По словам геологов, отходов, в отличие от Костомукши, в Пудожгоре должно быть значительно меньше, тем более что вскрышные породы пойдут на щебень. Безусловно, любая масштабная разработка представляет собой вмешательство в экологические процессы. Однако существует пример скандинавских стран, где карьер может разрабатываться до больших глубин, а отвалы при этом выглядят как прекрасные газоны, на которых проводятся соревнования по гольфу. Зарубежная практика показывает, что можно добывать полезные ископаемые и не наносить вреда природе. Нам следует учиться и перенимать подобный опыт.

Сергей Хохлов


Публикации 2012 г.
Последние изменения: 4 июля 2013