КарНЦ РАН в СМИ

Как карельские ученые экономическую стратегию страны критиковали

"Карелия", май 2012

Стратегия 2020: новая модель роста и новая социальная политика – это свежее название не прошедшего испытания временем документа. Прежний, принятый в 2008 году, назывался Концепцией долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года. Целью его разработки было определение путей и способов обеспечения в долгосрочной перспективе устойчивого повышения благосостояния российских граждан, национальной безопасности, динамичного развития экономики, укрепления позиций России в мировом сообществе. Документ разрабатывался накануне кризиса, который внес свои коррективы – потребовалась его доработка. Занимались этой работой Академия государственной службы, Академия народного хозяйства и государственной службы и Высшая школа экономики.
Оценке «Стратегии 2020» был посвящен доклад молодых карельских ученых кандидатов экономических наук Олега Толстогузова и Евгения Жирнеля на заседании Карельского научного центра РАН 26 апреля 2012 года.

Посыл к дискусии

По мнению докладчиков, документ с громким названием «Стратегия 2020» стратегией по сути являться не может, поскольку в нем «отсутствуют формальные признаки таковой». Это долгосрочный план, некая теоретическая разработка сценарного характера. Она имеет сильные и слабые стороны. Представленная в ней новая экономическая модель (что само по себе ценно; так, например, нобелевские премии за последние четыре года в области экономики присуждались именно за актуальные экономические модели) предполагает укрупнение мегаполисов, продолжение урбанизации. При этом не просматривается концепция развития регионов. По мнению докладчиков, региональная политика является самым слабым местом стратегии. Регионы оказались вне ее рамок, непонятна и неочевидна их роль.
«Стратегия 2020» учитывает необходимость конкурентного преимущества России на основе раскрытия потенциала научно-образовательного комплекса. Вместе с тем, существующая бюджетная политика входит в противоречие с логикой стратегии, и расходы на науку, которые должны расти, на самом деле сокращаются.
Есть у «Стратегии 2020» и сильные стороны. Это, например, технологическая проработка возможности вхождения России в пятерку ведущих стран…
Документ «Стратегия 2020» находится в стадии обсуждения. Российская академия наук может выступить здесь в экспертном качестве, хотя, как было сказано в ходе обсуждения, разработчики «Стратегии 2020» не склоны рассматривать Академию наук в качестве своего партнера в этой области.

Не стратегия, не концепция и не программа
Несмотря на кажущуюся бесспорность высказанных суждений, доклады молодых ученых явились поводом к полемике, тон которой задал Председатель Президиума КарНЦ РАН Александр Титов, спросивший у экономистов, существует ли у Отделения общественных наук РАН свой собственный вариант стратегии или концепции развития России:
– Если мы сегодня будем критиковать стратегию Правительства, подготовленную Высшей школой экономики, но при этом не предлагать свое видение, то тогда эта критика будет выглядеть не очень весомой. Поскольку мы занимаем оценочно-экспертную позицию, мы должны либо четко формулировать предложения по переработке документа, либо предлагать свой альтернативный вариант. Есть такой вариант у Отделения общественных наук РАН?
– На сегодняшний день такого варианта не существует, – ответил Олег Толстогузов.
– Анализируя «Стратегию 2020», вы указали идеологические, методологические, ресурсные основания, которые лежат в основе документа, но я не услышал, каковы ожидаемые результаты реализации стратегии?
– Главная цель, поставленная в «Стратегии 2020», – это вхождение в пятерку ведущих стран со всеми вытекающими последствиями – ростом ВВП на душу населения, увеличением благосостояния, повышением эффективности экономических процессов…
– Но может статься, что занять пятое место в числе ведущих окажется несложно, если, скажем, первые четверо провалились, а мы просто падали с меньшей скоростью, – продолжал полемизировать с Олегом Толстогузовым Председатель Карельского научного центра. – Стремление занять какое-то место не имеет ничего общего со стратегией роста. Главными тут должны бы стать показатели развития человеческого капитала, качества жизни. Потому важно знать, существуют ли целевые индикаторы, с помощью которых мы могли бы судить об эффективности реализации стратегии. Взять хотя бы ВВП на душу населения. Например, по валовым показателям неплохо смотрелся СССР – после США всегда шел вторым.
– Недостаток «Стратегии 2020» в том, что она формулирует лишь макроэкономические показатели. Данный документ является концептуальным и не доработан до конкретных показателей, по которым мог бы осуществляться мониторинг эффективности стратегии.
– Тогда возникает вопрос о формате документа, который представляет собой нечто среднее – это и не стратегия, и не концепция и не программа, хотя присутствуют элементы и того, и другого, и третьего...
На выручку молодому ученому пришел главный ученый секретарь Президиума Карельского научного центра кандидат экономических наук Юрий Савельев:
– Следует вспомнить, что начало разработки концепции долгосрочного социально-экономического развития было положено в 2007-2008 годы. Она имела ориентацию на конкретную цель – на возможность вступления России в ВТО, по сути – на самоутверждение России на мировом рынке. Отсюда становится понятным, почему направленность «Стратегии 2020» рассматривается лишь с точки зрения обеспечения политической стабильности, благоприятного платежного баланса страны, а за основу экономической политики взяты макроэкономические факторы. По той же причине в стратегии недостаточно проработаны внутренняя экономическая, региональная, бюджетная политики.

«Шишек на этом пути никто не ставил»
– Известно, что один из разработчиков стратегии развития – Высшая школа экономики – это олицетворение либеральной экономической политики, – вступил в дискуссию главный научный сотрудник Сектора литературы и фольклора Института языка, литературы и истории КарНЦ РАН Юрий Дюжев. – Гибельность такой политики продемонстрирована в течение последних 20 лет. Сегодня, когда мы заслушиваем доклад «Стратегия 2020» с позиций экономической науки», хотелось бы напомнить, что в академической среде существуют различные подходы к стратегии экономического развития. Но деловые и умные предложения зачастую отбрасывались в угоду либеральной политике, которая жестоко проводилась с 90-х годов и, судя по всему, может проводиться в дальнейшем. Мне показалось, что не все тезисы, изложенные в докладе, мы поддерживаем, мы просто принимаем информацию к сведению. Тем более что в складывающихся условиях, на мой взгляд, следует ожидать не продолжения либеральных реформ, а усиления роли государства… Наши экономисты, наш Институт экономики, который поддерживает программу либерализации, оказался в сложной ситуации. Все оптимистические прогнозы, которые на протяжении 20 лет он выдает, оказываются опровергнутыми, а Карелия остается одной из самых отсталых в экономическом отношении окраин…
Наконец, слово взял директор Института экономики Карельского научного центра РАН Анатолий Шишкин. Вынужденный оправдываться от поддержки либеральной экономической политики он заодно объяснил, почему молодые карельские ученые взяли на себя смелость разобраться в стратегии развития целой страны.
– Я удивлен смелости молодых ученых, взявшихся за этот вопрос. И прошу отнестись к ним не очень строго... Мы не раз выходили с предложением, чтобы наша фундаментальная экономическая наука больше занималась вопросами управления социально-экономическим процессами. И однажды мы почувствовали, что Отделение общественных наук РАН намерено серьезно заниматься именно вопросами роли государственного управления в новых условиях. Я предложил рассматривать нашу Карелию в качестве экспериментальной площадки по отслеживанию управления экономическими процессами. Логика ясна – не потому, что мы самые умные, а потому, что республика маленькая, здесь легче проводить пилотные проекты. Мы доказали, что нужно управлять по-новому, теперь строим планы, вносим в «Стратегию 2020» какие-то свои предложения. Документ не принят, а рекомендуем для возбуждения наших умов, в том числе экономистов либерального толка (они, кстати, в Высшей школе экономики не доминируют). Роль государства в сложившихся условиях действительно возрастает, потому что свободным человеком, сытым, одетым, обутым, на собственной машине ездящим – труднее управлять. Однако усиление этой роли не имеет ничего общего ни с либерализмом, ни с тоталитаризмом, а опирается на демократические принципы.
– Две цели «Стратегии 2020», – продолжал Анатолий Иванович, – нам абсолютно ясны – мы должны вписаться в мировые интеграционные процессы. И вторая – найти особый путь России. Экономические теории, которые хорошо проявили себя в Германии, Англии, США не проходят в России. У нас должна быть своя специфика – и задача нашей академической науки найти этот особый с акцентами на гуманитарность путь. Мы стоим на позициях, что Россия развивается по своим законам – потому что все капитализм уже построили, и строили его по эволюционному принципу, а у нас принцип был другой – сначала развитой социализм, потом – капитализм. Таким путем никто не шел, шишек на этом пути никто не ставил.

«Нобелевские премии посмертно не дают»
– Основной критерий «Стратегии 2020» – приостановить уток населения, – отвечая на вопрос о целевых индикаторах, сказал Анатолий Шишкин, – чтобы население от нас не убегало. Оно не убегает, когда индекс реализации человеческого потенциала положительный, или по рейтингу мы входим в число развитых стран – тогда все наши концепции, все наши программы будут государством выполнены. Иначе в условиях свободы и отсутствия жестких границ люди голосуют ногами. Таким образом, главный критерий стратегии – сохранить население и перейти к его притоку (у нас уже примеры хорошие есть – таджиков, узбеков, казахов к нам много приезжает, китайцы некоторые переселяются). Сделать это без ВТО не удастся. Поскольку идут интеграционные процессы, то не подчиниться общим правилам всемирной торговли не получится. Нельзя в сегодняшнем мире жить изолированно. Разве что как Северная Корея закрыться полностью, всех игнорировать… Но Россия не такая страна. И последнее. У нас в институте полная демократия и борьба мнений. Мы вчера заслушивали наших докладчиков – им серьезно досталось. В условиях обмена мнениями мы пришли к выводу, что такой доклад надо выносить на президиум. И от критики нам большая польза – чтобы наш институт был на правильном пути.
– Экономическая наука, особенно наука управления перехода от развитого социализма к капитализму с человеческим лицом это зеленая поляна, на которой никто еще не работал, – завершая выступление, заметил директор Института экономики, – никаких экспериментов ни на мышах, ни на грибах, ни на птицах не проводил... Думаю, надо поблагодарить наших докладчиков как героев, как матросовых, и пожелать, чтобы институт продолжил эту работу.
– Должен сказать, что в науке, в отличие от армии, принцип другой – нобелевские премии посмертно не дают, – заметил в шутку председатель президиума, имея, вероятно, в виду риски Института экономики, устроившего из Карелии экспериментальную площадку по отработке экономической теории.

Сергей Хохлов


Публикации 2012 г.
Последние изменения: 4 июля 2013